Издательство «Алетейя» выпустило пятитомник эмигранта Игоря Шесткова

В собрание сочинений художника и писателя Игоря Шесткова, изданное петербургской «Алетейей», вошли три тома прозы «Покажи мне дорогу в ад», «Фабрика ужаса» и «Сад наслаждений», том биографических материалов «Дорогая буква Ю» и книга эссе о художниках «Шарманщик с улицы Архимеда». Уехав в сентябре 1990 года из Москвы, автор, по его словам, и представить не мог, что через тринадцать лет окажется в Берлине и начнет писать рассказы по-русски. «Тогда, тридцать лет назад, я представлял себе свое будущее иначе, — рассказывает он в интервью «Литературной газете». — Мне хотелось стать известным в Европе художником и жить где-нибудь на юго-западе Германии под Штутгартом или в районе Баден-Бадена в собственной вилле с огромной светлой мастерской. Жизнь, однако, распорядилась иначе. Художником я действительно стал и выставлялся сравнительно часто, но жил в трехкомнатной темной квартире с печным отоплением на территории бывшей ГДР, в Саксонии, в индустриальном Кемнице, и более чем скромная моя известность не позволяла жить на доходы от художеств. Пришлось работать… и я работал галеристом, музейщиком, сотрудником дома культуры. В конце концов, понял, что то, что я рисую – давно устарело и не воспринимается больше в Европе как искусство. Я перестал рисовать и начал писать».

Названия книг Игоря Шесткова, с одной стороны, устрашающи, словно триллеры, и это не удивительно, если учесть, что в его «Фабрике ужаса» речь о жизни в советской действительности, в которую автор-герой не вписывается – ни в детстве, ни в юности, ни в зрелости. В то же время в сборнике «Покажи мне дорогу в ад» можем отметить своеобразный итог его исканий, воплощенный в эмигрантской фантасмагории. С другой стороны, фирменный прием автора – переход от реализма к сюрреализму в одной и той же истории – порой неуловим, и читатель в очередной раз идет вместе с героем кривой дорожкой в ад очередной истории. Прочь из Москвы прошлого – в будущее новой эмигрантской жизни.

В автобиографической книге «Дорогая буква Ю», изданной в финале собрания, где помещены также литературно-критические работы о Набокове и Гоголе, становится ясно, что автор никогда не причислял себя к «сатирической школе». И пускай гротеск – единственно правильное слово, которое можно применить к прозе Шесткова, но его личный стиль — не более чем гротеск обыкновенной жизни. То есть, и сюрреализм, и мистика, и даже метафизика «обычных» явлений.

 

Обязательно к прочтению!!!

Материалы на сайте размещаются в соответствии с условиями, представленными на странице "Условия".

Публикация, размещенная на данной странице, является исключительно выражением личного мнения её автора! Автор указан рядом с заголовком публикации.

Этот материал никак не связан с сотрудниками сайта или его владельцем и не обсуждался с ними перед публикацией!

В случае, если данная публикация нарушает Ваши права, просьба перейти на страницу "Контакты" и следовать предложенной там инструкции.

Comments are closed.