Мария Златарева: Каждый лев, вложенный в лечение онкологического больного, возвращается государству

Молодой судья уже 4 года болеет онкологическим заболеванием, активно работает и даже имеет ребенка.

Лиляна ФИЛИПОВА

„Каждый лев, вложенный государством в лечение онкологических больных, возвращается стократно.”, утверждает 34-летняя судья Мария Златарева. Она живет с диагнозом «рак груди» уже 4 года и до сих пор хорошо работает, развивается в карьере и даже успевает завести ребенка. По ее словам, абсурдно, что онкологические больные подвергаются геноциду и лишаются жизненно необходимых лекарств..

Очередной скандал разразился на прошлой неделе после того, как надзорная служба NHIF проголосовала за отказ платить за препарат, так как это было меньше 730 000 левов. Мария Златарева, Диана Борлакова и другие судьбой обвинили чиновников в том, что они приговорили их к смерти. Однако руководство фонда пояснило, что у него есть правила и он не может решать самостоятельно..

„Пациенты в нашем обществе являются жертвами системы, многие кассиры вообще не общались с пациентами, они смотрят на них бессердечно, как на файл, который они должны заполнить, чтобы получить свои счета.”, Златарева возмущена. На личном опыте убедилась, что даже с раком груди человек может жить абсолютно нормально, и это дало ей силы принять активное участие в борьбе за права пациентов..

Мария Златарева решила подать смелость и пример таким, как она, высказавшись и доказав, что жизнь продолжается… Всего 4 года назад Мария была, как любой другой амбициозный юрист, с друзьями, с хорошей семьей. Однако ровно через два месяца после того, как ей исполнилось 30 лет, ей поставили ужасный диагноз. У нее долгое время были шишки на груди, но все обследовавшие ее онкологи заверили ее, что это доброкачественные фиброаденомы, о которых ей не о чем беспокоиться..

„Я стала воспринимать это как нечто нормальное, и постепенно моя бдительность уснула, — говорит она. Я не проводил никаких исследований в течение года, и я не чувствовал роста шишек. Когда я пошел после этого, оказалось, что дела обстоят довольно далеко — у меня опухоль 3,5 см и поражены 2 лимфатических узла..”

Рак у молодых женщин развивается чрезвычайно агрессивно и быстро. По статистике, онкологических больных в этой группе 2%, но их количество постоянно увеличивается. Мария убеждена, что девушки до 30 лет тоже должны проходить профилактические осмотры из-за специфического строения молочных желез. Теперь это недооценили, и кампании были в основном для пожилых людей..

Читайте также: Интересные записи в соцсетях

После постановки диагноза Мария прошла все химиотерапию, лучевую терапию, реконструкцию. Он попадает в мир протоколов приема лекарств и клинических путей..
Первый год был для нее самым тяжелым.

„Я прошел через ад, но нельзя сдаваться. Диагноз „краб” не означает смерть. По ее словам, современные методы лечения прошли испытания и дали доказанный результат, и любые попытки заменить их гомеопатическими средствами и целостными подходами обречены. — Некоторые говорят: я пошла в ходжу, и он сказал мне прекратить химиотерапию. Это абсурд.

Болгарские пациенты своенравны, недисциплинированы, большинство из них уже считает врачей мафией, которая просто хочет забрать их деньги. Такие предрассудки порочны и вряд ли могут привести к хорошему концу.”

По ее словам, самый большой ужас девочек в этом возрасте — это мысль, что у них не будет детей..

„Для меня в этом смысл жизни. Итак, несмотря ни на что, я решила стать мамой и, слава богу, родила чудесного ребенка. Не могу сказать, что все должны поступать так же на моем месте, это личное решение, но для меня это было самым важным. Ребенок наполняет меня каждый день радостью и дает силы бороться”, она делится.

После родов ему необходимо возобновить лечение. Он снова поднимает бой со сложной системой протоколов, регистрацией в больничной кассе. Он утверждает, что на все это у рабочего человека уходит безумное количество времени. Она не взяла отпуск на оформление документов, и ей интересно, почему все больше не делается онлайн..

Сейчас у него ремиссия, но он продолжает опасаться повторного рецидива. Однако ее беспокоит то, что она может остаться без лекарств..

„Большинство людей считают, что в онкологии нет ничего неотложного, но для пациентов прекращение лечения равносильно потере контроля над болезнью и увеличению риска смерти.”, говорит Мария. Она непреклонна в том, что NHIF должен научиться работать на пациента. Один из шагов — удаление порочной системы с протоколами.

„Я здоровый человек, борюсь, работаю и ни в коем случае не перестал полагаться на себя. Но если болезнь повторяется, вы становитесь полностью зависимыми от решений государства и доступности лекарств.”, говорит Мария.

Судья намеревается бороться с NHIF за установку имплантатов для женщин с раком груди. По ее словам, реконструкция в данном случае далеко не косметическая прихоть. Больные женщины впадали в депрессию, их преследовало презрение общества к ним как к людям с проблемами..

„При этом нельзя разорвать цепь добра, — убеждена Мария. — Когда я заболел, было много людей, которые мне помогали. Поэтому я стараюсь поступать так же с женщинами с похожей судьбой. Я восхищаюсь смелостью Анджелины Джоли выйти на свет и поговорить, потому что единственный способ работать для профилактики и получения лекарств — это говорить. Тишиной и бездействием мы ничего не изменим.”

Обязательно к прочтению!!!

Материалы на сайте размещаются в соответствии с условиями, представленными на странице "Условия".

Публикация, размещенная на данной странице, является исключительно выражением личного мнения её автора! Автор указан рядом с заголовком публикации.

Этот материал никак не связан с сотрудниками сайта или его владельцем и не обсуждался с ними перед публикацией!

В случае, если данная публикация нарушает Ваши права, просьба перейти на страницу "Контакты" и следовать предложенной там инструкции.

Comments are closed.